25 августа 2011

dolg_1
Вторая Мировая закончилась в 45-м. Ушедшие на фронт возвращались, если на них не приходила похоронка. А еще родственники могли получить письмо, что пропал без вести.

И такое тоже случалось. И как с этим жить? Год, два? Дальше счет лет неизвестности идет на десятки. Пятьдесят, шестьдесят... И вдруг, приходит ответ на очередной запрос с точным адресом захоронения: Волгоградская область, Суровикинский район, хутор Ближнемельничный.

 

Совпадает все : фамилия - Грайзель, имя - Исаак, отчество - Григорьевич, дата рождения – 1915-й, род войск – железнодорожные. Теперь известна и дата гибели: июль 1942 г.

 Тяжелое известие, но все же лучше, чем полная неизвестность. Родственники погибшего уже очень пожилые люди, да и давно живут в Германии, им на такое путешествие отважиться не просто. Его племянник живет в Израиле, но тяжелый, продолжительный курс лечения сделал невозможным прилет в Волгоград.

Эстафету памяти принимает наша Волгоградская еврейская община: отдать последнюю дань одному из 2300 воинов-евреев, погибших в кровавой мясорубке Сталинградской битвы. Миньян (10 евреев по Галахе – выпускники и учащиеся школы «Ор Авнер», среднее и старшее поколение молящихся, те, кто смог отпроситься с работы) во главе с раввином Залманом Иоффе, в сопровождении начинающего фотокорреспондента Рахель Иоффе и координатора экспедиции Тамары Ройзен , прибывшей из Израиля, отправляются 24 августа на микроавтобусе к месту нахождения братской могилы.

«Большую поддержку, - делится Тамара ,- мы получили от администрации Суровикинского района в лице заместителя главы администрации Анатолия Дьяченко, бывшего учителя местной школы, который с большим пониманием и ответственностью отнесся к нашей просьбе, предоставив, для подтверждения полученной от родственников информации Книгу Памяти по Суровикинскому району, с записью об интересовавшем нас воине.

Он встретил нас на развилке трассы, дал существенную дополнительную информацию по историческим событиям тех далеких военных лет, и передал нашу экспедицию, следующему проводнику, сопроводившему нас до самого места назначения, через сложные, извилисто-ухабистые, грейдерные дороги близлежащих казачьих хуторов. Самим нам было бы очень сложно найти нужную могилу в такой немноголюдной, со сложным рельефом местности.

Красоту донских просторов описать невозможно, с их сочной, несмотря на засуху, зеленью низин, с пологими склонами холмов, обрамляющих хутора, с вальяжно - гордой неторопливостью, много повидавшего, хранящего ни одну тайну давних казачьих историй, Дона-батюшки.

Наконец, мы добрались до школы, во дворе которой находилась братская могила. В нее были бережно перенесены останки бойцов с места прежнего захоронения, которое подверглось плановому затоплению при сооружении Цимлянского водохранилища.

У могилы состоялась молитва, в соответствии с еврейской традицией, прочли главы из Тегилим и Торы. Слова кадиша (поминальной молитвы), наверняка, впервые услышала донская степь, в земле которой нашли покой славные бойцы, в числе которых были и отважные сыны еврейского народа. Зайдя в школьный музей, бережно собранный и трепетно хранимый уже ни одним поколением сельской школы в списках похороненных мы обнаружили еще несколько еврейских фамилий. Светлая им память и низкий поклон от нас - потомков.

dftПоминальная молитва, пусть и через десятки лет, все же дошла и до их душ. Но терзает меня мысль, что возможно их родные так никогда и не узнают о месте последнего пристанища, а может быть и до сего дня считают без вести пропавшими своих дорогих и близких...»

Большой вклад вносят поисковики, люди одержимые и неравнодушные. Наша община поддерживает с ними связь и помогает, по мере возможности, продуктами. Но каждый из нас и все мы вместе должны не только помнить, любить, но и, как бы банально это не звучало, поддержать материально добрые начинания, которые требуют не только больших душевных затрат, но и достаточно значительных материальных. Надо отметить, что кроме личного вклада участников поездки (А. Шойхет, В. Кунин, А. Фрахтман, М.-М. Богов, И. Юдаев, А. Гаврилов, Д. Рубинштейн, М. Якубов, Б. Шерензон), финансовый вклад в осуществление экспедиции, кроме племянника Грайзеля Г.Я. внесли и семьи Хахиашвили и Горелик (8-часовая поездка выдалась и физически нелегкой, да и достаточно затратной). Но кто, если не мы...

Тамара Ройзен

Ольга Вал